8 февраля 2019 г. | Автор: Рита Бочарова
Насилие со знаменем

Смертоносные теракты ежегодно происходят более чем в 60 странах. Тем самым экстремисты вновь и вновь доказывают, что не остановятся ни перед чем, стремясь запугать нас и парализовать нормальную жизнь. Что следует знать об этой угрозе и как ей противостоять?

Эта статья была опубликована в журнале OYLA №1(41). Оформить подписку на печатную и онлайн-версию можно здесь.

​Новая угроза

Слово «экстремист» впервые использовали во время Английской реформации (XVI век), когда король Генрих VIII, не получив у папы римского разрешение на развод… просто порвал с Ватиканом, объявив себя главой новой, Англиканской церкви. Одним из оппонентов монарха был епископ Стивен Гардинер, который и назвал сторонников религиозной реформы «экстремистами». В привычном для него политическом лексиконе не было понятия, позволяющего адекватно описать «раскольников», а между тем, по глубокому убеждению епископа, происходящее угрожало самому существованию английской нации. Впрочем, смысл слова был понятен, ведь оно происходило от латинского extremus — «крайний, чрезмерный».

Кого мы называем экстремистом сегодня? Человека, имеющего радикальные взгляды и добивающегося своих целей насилием. Давайте разберёмся, что это за взгляды и действия.

Как думает экстремист? Он считает, что с точки зрения расовой, национальной, социальной, религиозной или языковой принадлежности люди не равны, и потому якобы совершенно оправданно испытывает неприязнь или ненависть к «неравным» себе. Он не принимает существующий государственный и общественный порядок: институты, права, традиции, ценности.

Что делает экстремист? Обычно его действия преступны или как минимум незаконны. Он любыми доступными способами распространяет экстремистские идеи, прямо или косвенно призывает к насилию в отношении своих «врагов» (возбуждая в обществе ненависть по разным признакам), нарушает права и свободы окружающих, провоцирует беспорядки, устраивает насильственные акции, направленные на устрашение в любой форме, разрушает инфраструктуру. Он не идёт на компромиссы, переговоры или соглашения. Крайней формой экстремизма является терроризм.

Когда экстремист становится террористом? Чтобы повлиять на государственную политику, террорист, в отличие от экстремиста, использует только насильственные методы, приводящие к гибели людей. Отбрасывая прочие цели, он преследует одну — посеять панику, парализовать мирную жизнь. Сегодня террористические организации — главные участники вооружённых конфликтов по всему миру.

Чем экстремист отличается от члена организованной преступной группы? Основное отличие в том, что экстремисты, как правило, объединяются не ради денег. Они могут получать сверхприбыли, но будут использовать их для достижения политических целей. Например, доходы террористической группы «Исламское государство» (организация, запрещённая в РК) ещё несколько лет назад оценивались в 2–4 млн долларов в день.

Но эти деньги не оседали в банках — они шли на вербовку, «зарплату» боевикам, покупку оружия, организацию терактов.

Многоликий и отвратительный

В каких областях может проявляться экстремизм?

Религиозный экстремизм. Пожалуй, самый распространённый вариант экстремизма. Его сторонники не просто отстаивают «истинность» своего вероучения, но проявляют агрессию или даже стремятся физически уничтожить иноверцев. Задача — сделать свою религию единственной, методы достижения цели насильственные.

Национал-экстремисты. Уверены, что насилие и угрозы являются самыми эффективными средствами разрешения межнациональных противоречий. Сегодня к национал-экстремистским относят движения и организации, которые ведут неоправданную вооружённую борьбу за самоопределение. Её результатом может стать распад многонационального государства.

Политические экстремисты. Стремятся насильственно изменить государственный строй, госструктуры и общественные институты. По содержанию политический экстремизм можно разделить на ультраправый и ультра­левый. Первые пытаются возродить идеи фашизма и борются за «иерархию рас»; вторые выступают за свободу, отказ от любой иерархии и власти, но тоже используют насильственные методы.

​​Благоприятная почва для экстремизма

Почти любое общество состоит из людей разных националь­ностей, которые исповедуют разные религии или не верят в бога, говорят на разных языках и придерживаются разных политических взглядов. Кроме того, граждане различаются по полу, возрасту, сексуальной ориентации, состоянию здоровья и культурным предпочтениям.

Каждая из этих групп хочет иметь полноценный социальный статус и в полной мере пользоваться своими правами. Однако редкое правительство в силах обеспечить такое равноправие. А если нет, группы, чьи интересы оказались ущемлены (меньшинства), начинают их отстаивать — разными способами: кто-то вступает в диалог, убеждает, выбирает правовые методы, другие прибегают к насилию. Экстремизм, как правило, появляется в тех местах, где есть…

Заметная разница между богатыми и бедными. Радикальные идеи чаще привлекают последних. Но нужно понимать, что мало кто по собственной воле выбирает нищету и социальную неустроенность.

Высокий процент безработицы. Невозможность найти законный способ заработка усиливает экономическое неравенство, увеличивает преступность, приводит к утрате квалификации, депрессии, распаду семей.

Ограниченный доступ к высшему образованию и в целом низкий процент образованных людей. Если говорить о религиозном экстремизме, решающим фактором становится недостаток религиозного образования: человек не способен критически оценить слова проповедников, призывающих к разрушительным для общества действиям.

Но, конечно, каждый конкретный случай, когда человек становится экстремистом, следует рассматривать отдельно. Причины столь серьёзного шага могут крыться и в личной истории.

​Прямой и косвенный ущерб

В 2017 году в мире произошло 10 900 терактов — большинство в горячих точках планеты: Сирии, Афганистане, Сомали и Пакистане. Ответственность взяли на себя 369 группировок. Погибли 26,5 тыс. человек (включая 8 тыс. предполагаемых экстремистов), ещё 33 тысячи получили ранения.

Хотя теракты в первую очередь направлены против мирного населения, их организаторы не брезгуют и инфраструктурой. Террористы стремятся посеять панику и вынудить власти к несоразмерным расходам на устранение косвенных потерь.

Например, атака на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке помимо человеческих жертв привела к экономическому ущербу в 639 млрд долларов и потере 2 млн рабочих мест (данные на конец 2001 года). 

Снимок с места крушения Всемирного торгового центра в Нью-Йорке после террористического акта

Спустя неделю после нападения на французский супертанкер «Лимбург» (2002 год) цены на доставку сырья крупными нефтеналивными судами подскочили в два раза. 

Теракт на индонезийском острове Бали в 2002 году на какое-то время парализовал туристическую отрасль страны, которая тогда приносила 12% национального дохода. Кроме того, через несколько дней после взрыва индекс деловой активности Джакарты упал до самой низкой отметки за последние 10 лет. Теракт в московском Театральном центре на Дуб­ровке в 2002 году фактически обнулил усилия властей по политическому урегулированию ситуации в Чечне.

Экономический ущерб от терактов, совершённых в 2017 году, составил 90 млрд долларов. Сразу после события убытки несут в основном две отрасли: туристическая и страховая. В долгосрочной перспективе снижается доверие инвесторов и потребителей, падают налоговые выплаты, ужесточается контроль на границах.

​​Коалиция избранных

Борьба с экстремизмом ведётся в двух направлениях.

1. Власти стараются предотвращать социальные конфликты, ведь это один из главных факторов, благоприятствующих возникновению радикальных идей. И здесь каждая страна сама выбирает, как действовать: внедрять социальные программы для безработных, вести разъяснительную работу среди верующих или предлагать населению поучаствовать в со­здании национальной идеи.

2. Государства прибегают к силовому решению ­проблемы, физически устраняя экстремистских лидеров и их сторонников, сжимая их «жизненное пространство», пресекая питающие их финансовые потоки, ликвидируя подпольные террористические сети. Но чтобы борьба с экстремизмом была успешной, нужны:

Скоординированные действия большинства стран мира. Экстремисты и террористы не подчиняются законам — их невозможно связать с территорией какого-либо государства. После терактов 11 сентября 2001 года в США стало понятно, что даже самой богатой и мощной в военном плане стране не по силам в одиночку справиться с новой угрозой.

Между тем на практике далеко не все государства готовы предоставить финансовые, человеческие и военные ресурсы для борьбы с терроризмом. В антитеррористической коалиции, действовавшей в Афганистане против «Аль-Каиды» с 2001 по 2015 год, участвовали лишь 50 стран — 69 входят в альянс, который под руководством США ведёт борьбу с «Исламским государством» в Сирии и Ираке.

Правовые основания. Сегодня международно-правовую основу борьбы с терроризмом образуют 19 международных соглашений, открытых для подписания заинтересованными сторонами. Ещё в 1997 году Индия разработала и предложила всеобъемлющую конвенцию о международном терроризме, но за 20 лет прийти к единому юридическому определению этого явления так и не удалось (имеется порядка 120 вариантов).